воскресенье, 26 января 2014 г.

Самоотверженные женщины в романах Бориса Акунина

Талантливый мастер интриги, обладатель воистину жемчужного слога и неиссякаемой творческой энергии, Борис Акунин создал несколько творческих циклов. Сегодня мы поговорим о двух романах из "папки" про Николаса Фандорина – "Алтын-толобас" и "Внеклассное чтение". 

Это не значит, что в других его романах женские образы менее выпуклы и интересны, просто охватить всё творчество писателя в одной статье не представляется возможным.Именно по женским образам и можно отличить писателя – настоящего мужчину. Это не значит, что женщина никоим образом не может стать персонажем отрицательным (скажем, в том же "Внеклассном чтении" есть классическая злодейка Жанна Богомолова). Но если уж образ женщины – один из главных, то она непременно будет выражать личное отношение автора к слабому полу.Впрочем, слабый ли он? Кто приходит на помощь идеалисту-англичанину, решившему вернуться на родину своих предков, в Россию, в период так называемого "бандитского капитализма"? Не большие и сильные мужчины, которые, скорей, склонны полонить или уничтожить "бритиша", а маленькая отважная девушка Алтын Мамаева. 

Сказать, что она рискует, - значит ничего не сказать. Но стремление помочь человеку, попавшему в беду, помогает ей преодолевать множество препятствий, порой выхватывать своего подопечного из-под самого носа преследователей. Девушке никто не обещает за это награды – она действует в соответствии со своим моральным кодексом, не позволяющим оставить человека один на один с его сложностями, притом такого человека, который без нее в самом деле пропадет – он не знает ни культурных кодов, ни реалий, ни правил в игре без правил... Ругая бестолкового иностранца, свалившегося на ее голову, втолковывая ему на ходу разницу между Россией и Британией, она просчитывает ситуации на два хода вперед – и побеждает более сильных, более мощных, но хуже нее ориентирующихся в "московских джунглях" противников.Вполне закономерен финал романа: маленькая смуглянка Алтын (она сумела на сантиметр перерасти полутораметровый рубеж) и высоченный блондин Николас (а вот ему не хватает одного сантиметра, правда, до двухметрового роста!) почувствовали, что им друг без друга не жить.Финал первого романа остается открытым, к неудовольствию женщин-читательниц, любящих, чтобы всё заканчивалось свадьбой. 

суббота, 1 июня 2013 г.

Женские образы в произведении Дэниела Киза "Цветы для Элджернона"


Само по себе это произведение, написанное от лица слабоумного Чарли Гордона, ставшего после проведенной операции на мозге гениальной личностью – и на пике гениальности обнаружившего ошибку в методике проведения операций, провоцирующую регрессию спустя некоторое время, - потрясает. И учит многому, в том числе добру и жалости. 
Три женщины, три разных личности встречаются Чарли в различные периоды его жизни. И каждая из них, искренне желая ему добра, по-своему деформирует его. Фанатичная вера в то, что ее умственно отсталый сын – не хуже других, вот что определяет личность его матери. Упорно заставляя сына прогрессировать, обучаться чему-то, она превращает детство ребенка в сплошное облако страха. То она ведет его к какому-то шарлатану, который обещает вылечить его с помощью электричества, то дрессирует, как зверушку, то подозревает его в нечистых помыслах и запрещает ему всё, что только можно... Спустя много лет, когда Чарли уже стал талантливым ученым, этот след всё еще проявляется: стоит ему выпить пару рюмок, как из-под личности мистера Ч. Гордона выглядывает несчастный, хнычущий Чарли и рассказывает всем, что мама ему запрещает смотреть на девочек или наказывает, если он намочит штанишки. В глубине души все эти мамины запреты так и остаются частью его личности. Чарлз Гордон приезжает навестить своих мать и сестру, когда уже знает, что недолго ему осталось быть гениальным, что скоро уровень интеллекта начнет падать. Поэтому он не откладывает визит. Маму он застает за фанатичным наведением чистоты и с трудом объясняет ей, что он – тот самый Чарли, которого сдали в интернат для умственно отсталых, чтобы он дурно не влиял на сестренку, что он учился и стал очень умным. Мать уже стара, слаба разумом, но в какой-то момент в ней вспыхивает гордость при виде научной статьи, написанной ее сыном: "Я знала, я всегда знала, что ты будешь не хуже других!" Но уже через несколько минут она опять начинает советовать сыну, как ходить, как сидеть. Стремление руководить беднягой Чарли не оставляет ее. Она так и не понимает, насколько травмирующим личность больного ребенка было ее поведение.